Игрушка земли саратовской
13 августа 2014 14:47

Игрушка земли саратовской

1 августа мир отметил 100-летие со дня начала Первой мировой войны, а в Москве торжественно открыли монумент, посвященный ее героям. Спустя век для большинства современников Первая мировая – что-то далекое и непонятное.

В учебниках истории факты намеренно замалчивали, пытались навязать представление о Первой мировой как о ненужной, империалистической. Предлагаем вниманию наших читателей рассказ, посвященный тем далеким событиям, Петра Петровича Африкантова, народного мастера-игрушечника, друга Музея имени Радищева, в пересказе Анны Жирновой.

Как деду Андрияну сказка да игрушка жизнь спасли

Когда я был маленький, то очень любил слушать и читать сказки. Я и сейчас сказки очень люблю. Любили их мой отец Петр Андриянович и дед Андриян Илларионович.

Андриян Илларионович из-за любви к сказкам, можно сказать, жив остался, и даже серебряный Георгиевский крест заслужил. А дело было так.

Шла Первая мировая война. Мой дед находился на передовой, в окопах. Немцы много раз пытались взять штурмом русские укрепления, но это им никак не удавалось. Командир роты, в которой находился дед, был отважным офицером и к тому же большим любителем сказок.

Отбили русские солдаты за день несколько атак противника. Темнеть стало. Немцы вроде приутихли. Солдаты наши спать стали ложатся.

Отдых солдатский простой: на шинель лег, шинелью накрылся, да кулак под голову сунул – вот и все. Спит рота. То тут, то там храп раздается. Одни часовые не спят, за неприятелем наблюдают. А десяток солдат и командир среди них около костра греются, портянки сушат, сказки да байки всякие рассказывают.

Мой дед глины красной в воронке от взрыва немецкого снаряда набрал, смешные фигурки неприятеля лепит. Слепил свинью, ей немецкие погончики прицепил, а на голову каску пристроил. Солдаты хохочут. Забавно получилось.

Заговорились, заслушались солдатики, а дело уже за полночь. Вдруг командир как на ноги вскочит: "Газы!". Он один под неприятельскую газовую атаку попадал и знал, что в это время делать надо.

Кинулись людей будить, а будить то и некого, все до одного мертвые лежат, от газа погибли. Остались лишь те, кто около костра сидел да сказки слушал. Ядовитый газ к костру не мог подойти, его теплый воздух отгонял.

Что делать? Утром немцы в атаку пойдут, а защищать позиции некому. Собрал командир оставшихся в живых бойцов, кто у костра был, и говорит:

– Делать, братцы, нечего. Надо фронт держать.

– Как же мы его держать будем, когда нас на всю линию обороны осталось, что можно на пальцах пересчитать? – спрашивают бойцы.

– Так и немец так же думает, что он нас всех газом погубил,– возразил командир. – Пусть так и думает, а мы ему поможем в этой мысли утвердиться. Будем сидеть тихо, как мыши. Вроде нас и нет. Как только немец в атаку поднимется, мы его до самого бруствера допустим, а потом из пулеметов и ударим.

Правильно командир думает: "Солдат у меня совсем ничего осталось, только к пулеметам поставить. Здесь главное, чтобы не запаниковали, чтобы нервы у солдатиков выдержали".

Тут он голоса слышит. Солдаты разговаривают.

– Сомнет он нас, не устоять,– говорит один. – При живой роте – и то с трудом держались.

– Если разом да с умом ударим, как ротный говорит, то и удержимся, – заспорил другой.

– Не паникуйте, братцы, раньше времени, – говорит Андриян. – Нечего себя раньше времени хоронить. Немца пуля тоже не милует.

Дед мой, хотя пулеметчиком и не был, но управляться с ним умел, да и товарищи его тоже были не лыком шиты. Не первый день в окопах. Люди стреляные.

Заняли места за пулеметами. Патроны приготовили. Затаились. Искоса в сторону моего деда поглядывают, улыбаются.

Командир смотрит – улыбаются солдаты, никакого страха. А почему улыбаются, не поймет. Можно сказать, бойцы смерти в пасть смотрят, а в глазах у всех веселые искорки прыгают. Один из солдат командиру на моего деда кивнул, а у самого – рот до ушей.

Подошел к моему дедушке командир, смотрит, а около пулемета дед свинью в немецкой каске пристроил, что ночью у костра слепил. Свинья ленту с патронами в копытах держит.

– Как это понимать? – строго спрашивает офицер, а сам улыбку сдержать не может.

– А пусть вторым номером у меня побудет, – отвечает дед, – а то патроны подавать некому. Всех товарищей потравили, гады.

– Молодец, что солдат развеселил, – говорит командир. – Веселый солдат в бою втрое сильнее.

Только утро зарумянилось, немцы в атаку пошли. Идут во весь рост. Думают, что всех русских солдат газом погубили. А наш командир, пригибаясь, по ходам сообщения бегает и бойцам наказывает, чтобы раньше, чем немец до бруствера дойдет, огонь не открывали.

А как немецкие солдаты стали на бруствер подниматься, наши пулеметчики по команде командира такой ураганный огонь открыли, что немцы с испугу назад побежали. Командир потом сказал, что это фактор неожиданности сработал. Немцам надо было вперед идти, а они – назад. Так в ложбине все и полегли под пулеметным огнем.

Все любители сказок за этот бой были серебряными Георгиевскими крестами награждены. Командир еще и серебряный темляк на шашку получил. А деду Андрияну за глиняную свинью в немецком мундире сам генерал руку пожал, сам на дедову грудь Георгиевский крест прикрепил со словами: "Благодарю за поднятие боевого духа русского воинства!" – и даже прослезился.

Помню, когда в нашей деревне дедушку просили рассказать, за что он получил боевую награду (а Георгиевский крест в нашей Малой Крюковке только у него у одного был), то дед всегда усы подкрутит, бороду расправит и очень серьезно скажет: "За сказку и получил". И обязательно добавит: "Если б не сказка да не игрушка глиняная, то я бы с фронта домой живым не вернулся". Так вот это было.

А как вернулся Андриян, то вновь игрушки стал лепить да детей к этому делу приучать. Детей у него много было, а вот помощницей в игрушечном деле одна дочь Пелагея стала. Глину приготовить, подкрасить, как отец скажет, слепить что попроще – тут она первая.

Особенно любила Полинка игрушки продавать. Тут ей равных не было. Продать ведь тоже талант нужен. А уж что с ней и с ее игрушками произошло, того не описать никак нельзя. Об этом дальше читайте.

В ТЕМУ

"Добрая игрушка земли Саратовской" – такое название получил социокультурный проект, который реализовал Центр эстетических и образовательных программ Радищевского музея при поддержке городской администрации Саратова и Общества друзей Радищевского музея в минувшем году. В Год культуры этот проект получил продолжение под названием "Добрых рук мастерство".

Возрождение народного промысла, подготовка мастеров саратовской глиняной игрушки позволят по-новому взглянуть на рукотворную красоту. От отца к сыну, от дочери к матери передаются в народе представления о жизни, труде, красоте; переходят традиции ремесла и искусства.

Испокон веков на Руси из глины лепили игрушки. В каждой местности изготавливали свои собственные.

Не исключением была и саратовская земля. Здесь лепили игрушки веселые, добрые, нарядные.

К сожалению, в настоящее время мало кто помнит о них. А ведь глиняная игрушка обладает волшебной способностью украшать наш быт, вносить тепло и радость в убранство жилища.

Древнейшие глиняные игрушки, найденные археологами на территории нашего края, датируются XIII веком. В гончарных горнах средневекового города Укека, находящегося в черте современного Саратова, изготавливали кирпич, изразцы, разнообразную посуду и игрушку-забавку.

Саратовский самодеятельный художник Петр Петрович Африкантов, любитель и хранитель технологии изготовления глиняной игрушки, рассказывает, что среди его предков тоже были мастера, занимавшиеся этим промыслом. Он помнит, что в семье лепили многие: дед, мама и ее сестры.

Глиняные игрушки мастера Африкантова отличаются красочной декоративностью. Сочетание цвета основы, коричневого ямчатого декора и многоцветность росписи придают изделиям своеобразие и неповторимость.

Из глины Петр Петрович делает не только игрушки, но и скульптуры, глиняные панно, барельефы. "Гончарной глины, к сожалению, у нас своей нет, – рассказывает Африкантов. – Саратовская глина – с изрядной примесью извести, которая после обжига увеличивается в размерах и буквально разрывает изделие. Знал гончаров, работавших в Саратове, а глину привозящих из Подмосковья, Украины. Но это, на мой взгляд, не выход".

В настоящее время Петр Петрович Африкантов является педагогом дополнительного образования, руководителем детского объединения "Керамика". Лепкой занимается с 1994 года. С удовольствием работает с глиной, любит и по-своему ее чувствует. Он знает, какие глины встречаются в разных местах нашей области, как нужно смешивать разные виды материала, чтобы получить желаемые пластичность и цвет.

Работы Африкантова официально отнесены к изделиям народных художественных промыслов. Некоторые из них хранятся в музеях.

Петр Петрович является призером многих выставок. Скульптурная композиция "Охота с лайками на медведя" отобрана в Фонд ЮНЕСКО.

Петр Африкантов участвовал в Международной творческой конференции под эгидой ЮНЕСКО "Семейные ремесленные мастерские: национальные традиции и современные культуры", проходившей в 2003 году в Москве, и во II Межрегиональной выставке-конкурсе современной рукотворной игрушки в городе Чебоксары в 2007 году. В 2010 году вышли написанные мастером методическое пособие по изготовлению традиционной саратовской глиняной игрушки и брошюра "Глиняные скакуны Саратова". В том же году в журнале "Волга – XXI век" опубликован большой очерк о саратовской глиняной игрушке "Ямчатая – значит, из Саратова".

В Музее имени Радищева и на открытых площадках Саратова провели мастер-классы для педагогов и детей, заинтересованных лепкой из глины, выпустили брошюры с пьесами и стихотворной сказкой о глине.

 

По метриалам газеты "Саратовская панорама"

Поделиться новостью
  • Правительство Саратовской области
  • Саратовская Областная Дума
  • Саратовская городская ДумаДума
  • Государственные услуги
  • Фонд капитального ремонта
  • Информационная база приоритетных направлений развития муниципальных образований
  • Нормативные правовые акты в Российской Федерации
  • Цифровое телевидение